Год назад Стивен уже давал интервью. Но тогда он был немного смущен и говорил по-английски. Сейчас Стивен спокоен, уверен в себе, и начал говорить по-испански.

— Ты начинал играть как нападающий.

— Да, так и было лет до 12-13. Но затем я оттянулся ниже и стал играть в полузащите, что понравилось мне больше.

— Тебя считают центральным полузащитником. Это так?

— И да, и нет. Я стремлюсь играть выше, чем центральные полузащитники, но если необходимо из тактических соображений опуститься вниз и прерывать атаки соперников, то я это делаю.

— Ты уже год в Севилье. Привык к андалузской культуре, городу, языку… Ты уже настоящий Н’Зонзи?

— Да, я уже привык. Я 6 лет играл в Англии, и переезд в Испанию был трудным. Англия и Испания — разные страны, нет ничего одинакового.  Культура, язык, климат, даже время – всё разное. Но сейчас я себя чувствую намного лучше.

— Правда, что каждый тренер делится с игроками чем-то своим? Что дал тебе Эмери?

— Да, Эмери дал всего понемногу в разных компонентах. Тактически в Испании всё по-другому, здесь другая культура паса, и мне надо было все это освоить, и Эмери в этом очень помог.

— У Эмери один футбол, у Сампаоли другой…

— Каждый тренер индивидуален, у каждого своя философия игры. Поэтому наша задача учиться и выполнять все, что говорит тренер.

— Что такое полузащитник? Юла, крутящаяся во все стороны?

— Да (смеется). Необходимо отбирать мяч, отдавать пасы, забивать голы. Если надо, то ты становишься защитником, если надо, то идешь вперед во благо команды.

— Как комфортнее играть Н’Зонзи? Когда у тебя за спиной есть игрок или когда ты сам страхуешь?

— Я чувствую себя уверенно и комфортно в любой ситуации. Я работаю на команду. Иногда мы играем в два центральных полузащитника. Это в случае если надо больше игроков в атаку. Если против нас, к примеру, «Ювентус», я с Ибрррой или Краневиттером оттягиваемся в опорную зону. Все зависит от противника и того плана игры, который есть у тренера.

— Сейчас в «Севилье» есть Насри…

— Очень умный игрок, умеющий делать на поле всё. Он прекрасно видит поле и отдает великолепные пасы. Мне очень нравиться играть с ним.

— Как вы думаете, на что способна «Севилья» с Насри, Васкесом, Гансо и…Н’Зонзи?

— Нам важно найти взаимопонимание в команде и реализовать тот потенциал, который есть у каждого игрока. Все игроки техничны и мы способны расти и выигрывать. Ла Лига, как и Лига чемпионов, сложные турниры, поэтому нам необходимо иметь игроков разного качества и разных амплуа.

— Что происходит в раздевалке? С одной стороны французы, с другой аргентинцы.. японцы?

— В «Севилье» очень много хорошего, и одно из этих преимуществ – игроки из разных стран. Это отличает «Севилью» от других клубов. Есть команды, в которых игроки поделены на группы, знаете, как детские кружки по интересам, а «Севилья» — это одна большая семья. Есть игроки, которые цементируют, сплачивают команду, создают в ней дружескую атмосферу. Раньше таким игроком был Коке, сейчас Иборра. Такие игроки очень важны как на поле и в раздевалке, так и за их пределами.

— Несколько лет назад вас в свои ряды звала сборная ДР Конго, вот недавно Англия хотела пригласить. Сборные дерутся за вас, а вы ждете вызова…

— Из Франции. Играть за Англию я не могу. Я играл за молодежку Франции, и потому не имею права играть за другие сборные. Сборная – это вершина, а мы все хотим играть на самом высоком уровне.

— А на клубном уровне? Если «Челси» или «Лестер» позовут, вернетесь в Англию?

— Да, вернусь. Но сейчас я игрок «Севильи» и изо дня в день стремлюсь доказать, что я достоин играть ключевую роль в такой большой команде, как «Севилья». Ну а то, что будет в будущем, мы узнаем в будущем, а сейчас я счастлив здесь.